Взаимосвязь регуляции внешнего дыхания и других функций организма

Рефлекторные влияния рецептивных полей сердечно-сосудистой системы

Обмен газов в легких и тканях и приспособление его к запросам тканевого дыхания при различных состояниях организма обеспечивается путем изменения не только легочной вентиляции, но и кровотока как в самих легких, так и других органах.

Поэтому механизмы нейрогуморальной регуляции дыхания и кровообращения осуществляются в тесном взаимодействии.

Рефлекторные влияния, исходящие из рецептивных полей сердечно-сосудистой системы (на­пример,   гинокаротидной   зоны),   изменяют  деятельность   как  дыхательного, так и сосудодвигательного центров. Нейроны дыхательного центра подвержены рефлекторным воздействиям со стороны барорецепторных зон сосудов — дуги аорты, каротидного синуса. Сосудо-двигательные рефлексы неразрывно связаны и с изменением функ­ции дыхания. Повышение сосудистого тонуса и усиление сердечной деятельности, соответственно, сопровождаются усилением дыхатель­ной функции. Например, при физической или эмоциональной на­грузке у человека обычно имеет место согласованное повышение минутного объема крови в большом и малом круге, артериального давления и легочной вентиляции. Однако, резкое повышение арте­риального давления вызывает возбуждение синокаротидных и аор­тальных барорецепторов, которое приводит к рефлекторному тормо­жению дыхания. Понижение артериального давления, например, при кровопотере, приводит к увеличению легочной вентиляции, что вызвано, с одной стороны, снижением активности сосудистых баро­рецепторов, с другой — возбуждением артериальных хеморецепторов в результате местной гипоксии, вызванной уменьшением в них кровотока. Учашение дыхания возникает пи повышении давления крови в малом круге кровообращения и при растяжении левого предсердия.

Влияние периферических и центральных терморецепторов

На работу дыхательного центра оказывает влияние афферентация от периферических и центральных терморецепторов, особенно при резких и внезапных температурных воздействиях на рецепторы кожи. Погружение человека в холодную воду, например, тормозит выдох, в результате чего возникает затяжной вдох. У животных, у которых отсутствуют потовые железы (например, у собаки), с повышением температуры внешней среды и ухудшением теплоотдачи увеличива­ется вентиляция легких за счет учашения дыхания (температурное полипное)  и усиливается испарение  воды через систему дыхания.

Рефлекторные влияния на дыхательный центр

Рефлекторные влияния на дыхательный центр весьма обширны, и практически все рецепторные зоны при их раздражении изменяют дыхание. Эта особенность рефлекторной регуляции дыхания отража­ет общий принцип нейронной организации ретикулярной формации ствола мозга, в состав которой входит и дыхательный центр. Ней­роны ретикулярной формации, в том числе и дыхательные нейроны, имеют обильные коллатерали почти от всех афферентных систем организма, что и обеспечивает, в частности, разносторонние реф­лекторные влияния на дыхательный центр. На деятельности нейро­нов дыхательного центра отражается большое количество различных неспецифических рефлекторных влияний. Так, болевые раздражения сопровождаются немедленным изменением дыхательной ритмики. Функция дыхания теснейшим образом связана с эмоциональными процессами: почти все эмоциональные проявления человека сопро­вождаются изменением функции дыхания; смех, плач — это изме­ненные дыхательные движения.

В дыхательный центр продолговатого мозга непосредственно по­ступает импульсация от рецепторов легких и рецепторов крупных сосудов, т.е. рецептивных зон, раздражение которых имеет особенно существенное   значение  для  регуляции  внешнего  дыхания.   Однако, для адекватного приспособления функции дыхания к меняющимся условиям существования организма система регуляции должна обла­дать полной информацией о том, что происходит в организме и в окружающей среде. Поэтому для регуляции дыхания имеют значение все афферентные сигналы от разнообразных рецептивных полей ор­ганизма. Однако, вся эта сигнализация поступает не непосредствен­но в дыхательный центр продолговатого мозга, а в различные уров­ни головного мозга (рис.8.10), и от них непосредственно может передаваться как на дыхательную, так и на другие функциональные системы. Различные центры головного мозга образуют с дыхатель­ным центром функционально подвижные ассоциации, обеспечива­ющие полноценное регулирование дыхательной функции.

Схема  организации центрального  аппарата регуляции дыхания
Рис.8.10. Схема организации центрального аппарата регуляции дыхания.

Рис.8.10. Схема организации центрального аппарата регуляции дыхания.
Стрелками обозначены пути передачи регулирующих влияний к дыхательному центру продолговатого мозга.

Как видно на рис. 8.10, в центральный механизм, регулирующий дыхание, включены разные уровни ЦНС. Значение для регуляции дыхания структур стволовой части мозга, в том числе варолиевого моста, среднего мозга, заключается в том, что эти отделы ЦНС получают и переключают на дыхательный центр проприоцептивную и интероцептивную сигнализацию, а промежуточный мозг — сигнали­зацию об обмене веществ. Кора больших полушарий, как централь­ная станция анализаторных систем, вбирает и обрабатывает сигналы от всех органов и систем, делая возможным адекватное приспособ­ление различных функциональных систем, в том числе и дыхания, к тончайшим изменениям жизнедеятельности организма.

Своеобразие функции внешнего дыхания заключается в том, что она в одной и той же мере и автоматическая, и произвольно управляемая

Человек прекрасно дышит во сне и под наркозом; у животных дыхание сохраняет практически нормальный характер даже после удаления всего переднего мозга. В то же время любой чело­век может произвольно, хотя и ненадолго, остановить дыхание или изменить его глубину и частоту. Произвольное управление дыханием основано на наличии в коре больших полушарий представительства дыхательных мышц и наличии корковомедуллярных нисходящих ак­тивирующих и тормозных влияний на эфферентную часть дыхатель­ного центра. Возможность произвольного управления дыханием ог­раничена определенными пределами изменений напряжения кисло­рода и углекислоты, а также рН крови. При чрезмерной произво­льной задержке дыхания или резком отклонении фактического ми­нутного объема вентиляции от физиологически обоснованного воз­никает стимул, который возвращает дыхание под контроль дыха­тельного центра,  преодолевая  корковое  влияние.

Роль коры головного мозга в регуляции дыхания

Роль коры головного мозга в регуляции дыхания показана в экс­периментах на животных с электрическим раздражением различных зон больших полушарий, а также с их удалением. Оказалось, что стоит лишь бескорковому животному в течение 1-2 мин сделать несколько шагов, как у него начинается резко выраженная и дли­тельная одышка, т.е. значительное учащение и усиление дыхания. Следовательно, если требуется приспособление дыхания к условиям внешней среды, например при мышечной деятельности, необходимо участие высших отделов центральной нервной системы. Бескорковые животные сохраняют равномерное дыхание лишь в состоянии пол­ного покоя и теряют способность к адаптации дыхания к измене­ниям внешней среды при  мышечной работе.

Влияние коры головного мозга на дыхание у человека проявля­ется, например, в усилении дыхания еще в стартовых условиях перед выполнением мышечных усилий, сразу после команды «пригото­виться». Дыхание усиливается у человека непосредственно после начала движений, когда образующиеся при мышечной работе гумо­ральные вещества еще не достигли дыхательного центра. Следова­тельно, усиление дыхания в самом начале мышечной работы обу­словлено рефлекторными воздействиями, повышающими возбудимость дыхательного центра.

Кортикальные влияния на дыхание

Кортикальные влияния на дыхание отчетливо проявляются при тренировке к выполнению одной и той же работы: при этом про­исходит постепенное развитие и совершенствование адекватных для данной работы функциональных взаимосвязей между мышечной ра­ботой и дыханием. На это указывает динамика изменения внешнего дыхания в процессе, например, тренировки к работе на велоэргометре с переменной интенсивностью. Если темп работы постоянен, а ее интенсивность периодически меняется по заранее составленно­му графику, то по мере тренировки с такой программой средний уровень легочной вентиляции снижается, но изменение вентиляции при переключении на новый уровень интенсивности наступает бы­стрее. Следовательно, в результате тренировки к работе переменной интенсивности развивается способность к более быстрому переклю­чению деятельности дыхательного аппарата на новый уровень функ­циональной активности, адекватной новым условиям работы. Лучшая согласованность во времени процессов координации функции внеш­него дыхания при переходе от одних условий работы к другим связана с функциональной перестройкой высших отделов ЦНС. В результате этого, по мере тренировки к мышечной работе колебания объема дыхания становятся меньше и дыхание делается более ров­ным. Выработанный, таким образом, динамический стереотип про­является в том, что при переходе к работе с постоянной интенсив­ностью вентиляция легких имеет выраженный волнообразный характер.

Роль высших отделов ЦНС в регуляции дыхания

Роль высших отделов ЦНС в регуляции дыхания у человека про­является не только в его способности произвольно менять темп, ритм и амплитуду дыхательных движения, но и в его способности к «сознательному» восприятию своего гипоксического, либо гиперкапнического  состояния.

Человек не может непосредственно воспринимать содержание кислорода и углекислого газа во вдыхаемом воздухе в силу отсут­ствия адекватных рецепторов в дыхательных путях и легких. Однако, с помощью метода активного выбора предпочитаемых дыхательных смесей (так называемый газопреферендум) показано, что люди избе­гают дышать газовыми смесями, которые вызывают в организме гипоксические или гиперкапнические сдвиги. Например, человеку предлагали выбрать одну из двух поочередно вдыхаемых смесей газов с разным, неизвестным ему содержанием кислорода. В таких усло­виях смеси, содержавшие 15% О2 и более, люди еще не отличали от обычного воздуха, 12%-е содержание кислорода вызывало у час­ти людей уже отрицательную реакцию, а смесь с 9% кислорода отвергалась почти всеми испытуемыми. Аналогичным образом чело­век,  избегал дышать смесями,  обогащенными углекислым газом.

Исследования на спортсменах выявили их способность оценивать гипоксические и гиперкапнические сдвиги в своем организме не только при вдыхании соответствующих газов, но и при интенсивной мышечной деятельности. В частности, после спортивной тренировки исследуемые могли по своим ощущениям почти точно определять степень  оксигенации собственной артериальной крови.

При дыхании газовыми смесями, имеющими физиологически не­адекватный состав, человек независимо от интенсивности развива­ющейся гипервентиляции иногда заявляет, что ему «трудно дышать», т.е. жалуется на одышку. Ощущение одышки является отражением рассогласования между хеморецептивной сигнализацией и другими звеньями рефлекторной регуляции дыхания, в том числе обратной афферентацией, исходящей из работающей дыхательной мускулатуры. Такого рода ощущения лежат в основе самоконтроля резервной работоспособности при выполнении человеком значительной мы­шечной     нагрузки.

Иисус Христос объявил: Я есмь Путь, и Истина, и Жизнь. Кто же Он на самом деле ?

Жив ли Христос? Воскрес ли Христос из мертвых? Исследователи изучают факты

РЕКЛАМА